«Храп – всего лишь надводная часть айсберга». Краснодарский врач Виталий Зафираки рассказал о последствиях нарушений дыхания во сне

«Храп – всего лишь надводная часть айсберга». Краснодарский врач Виталий Зафираки рассказал о последствиях нарушений дыхания во сне
Фото и видео: Новая Кубань
«Новая Кубань» продолжает публикацию интервью с краснодарским врачом Виталием Зафираки, записанного в рамках ютуб-проекта. В третьей части нашего разговора Виталий Константинович ответил на вопросы по своей второй после кардиологии специализации — сомнологии. Эта малоизвестная широкой публике область медицины исследует проблемы дыхания во время сна. Наш собеседник рассказал, когда храп должен насторожить, к чему приводят остановки дыхания во сне и можно ли победить этот недуг окончательно.


 
– Виталий Константинович, Вы очень долго и тщательно изучали тему остановки дыхания во время сна. Расскажите, как заинтересовались этим разделом медицины?

– Да, остановками дыхания и вообще медициной сна я занимаюсь с начала 2000 года. Именно тогда в нашу больницу было куплено диагностическое оборудование для выполнения полисомнографии, что позволяет диагностировать большинство заболеваний, связанных со сном и проявляющихся во время сна. Потом я переключился на проблемы медицины, связанные с нарушениями дыхания во сне, потому что мне это как кардиологу ближе. Все-таки бессонница – это скорее прерогатива психиатров, потому что инсомния - это обычно симптом депрессии, неврозов, хронического стресса.

Действительно, проблемы с работоспособностью, с уровнем бодрствования, дневной сонливостью могут возникать не только у хронически недосыпающего человека или пациента с инсомнией, но у человека, который имеет проблемы с нарушениями дыхания во сне. Храп – всего лишь надводная часть айсберга, потому что он является только одним из симптомов данного заболевания. Более серьезные симптомы – это остановки дыхания, о которых обычно узнает человек от близких,имеющих возможность наблюдать его сон со стороны.

Во время сна сознание отсутствует, поэтому человек не может осознать, что у него прерывистое дыхание. Крайне неприятный симптом, который возникает при частых остановках дыхания – это дневная сонливость. У меня бывали пациенты, у которых возникало по семьдесят остановок дыхания в час.

Фактически это выглядит так: дыхательная пауза в 30-40 секунд, несколько вдохов – выдохов, опять пауза, опять подышал. И так всю ночь. Вот так может набраться семьдесят остановок дыхания в час. Каждую минуту останавливается дыхание, и всякий раз сон прерывается. Он прерывается не до полного пробуждения, именно поэтому человек не осознает, что у него было огромное количество остановок дыхания. Но сон переходит в более поверхностный. Когда это случается каждую минуту, фактически глубокого сна у такого человека нет. Формально он проводит во сне, может быть, те самые восемь часов, но поскольку нет глубокого сна, выспаться и чувствовать себя бодрым и работоспособным практически невозможно. Происходит снижение памяти, внимания, сообразительности. Это очень частая проблема таких людей.

Поэтому прежде всего стоит насторожиться тем, у кого, кроме храпа и остановок дыхания, по свидетельству близких, есть дневная сонливость. Это очень серьезный симптом, который может говорить о том, что остановок дыхания не 2-3 в час, а десятки, и, соответственно, сотни за ночь.



– Вы упомянули, что у Вас был пациент, у которого за час было семьдесят остановок. Как вы это устанавливали? У Вас был специальный прибор?

– Это как раз та диагностическая медицинская техника, которую я упомянул в начале данного обсуждения. Сейчас проведение полисомнографии, то есть исследования, которое проводится в клинике с необходимостью дежурить персоналу, а пациенту спать, обклеенным многочисленными датчиками, в том числе, и на голове, отпала. Эти устройства стали более портативными.

Полисомнография, безусловно, не утратила своего значения для ряда клинических ситуаций. Но для диагностики апноэ сна в большинстве случаев сейчас не нужна, и мы можем проводить диагностику с помощью подобных портативных устройств, которые напоминают холтеровский монитор. Но там записывается электрокардиограмма, а здесь записываются параметры, относящиеся к дыханию и сатурации. Только это неоднократное измерение, когда мы накладываем на палец этот датчик (пульсоксиметр), это мониторирование сатурации в течение всей ночи, построение кривой. Наряду с другими кривыми, которые мы получаем: ЭКГ, воздушный поток, движения грудной клетки, движения живота, позиция тела. Эти показатели мы получаем в ходе кардиореспираторного мониторирования. Сейчас это основной метод диагностики нарушения дыхания во сне. С каждой остановкой дыхания кривая сатурации идет вниз. Когда человек подышал, сделал несколько вдохов –выдохов, кривая сатурации возвращается к исходному уровню, потом опять падает. В виде такой синусоиды она выглядит у пациентов с тяжелыми нарушениями дыхания во сне.

– Лечится ли это состояние?

– Безусловно, диагностика не имела бы смысла, если бы не было лечения. Помимо того, что я могу сказать пациенту, что у него семьдесят апноэ в час, я могу ему предложить эффективные методы лечения. Наиболее успешно лечатся случаи тяжелого синдрома апноэ сна. В этой ситуации, применяя аппаратное лечение, за считанные дни мы можем добиться кардинального изменения в лучшую сторону самочувствия пациента. Приходится слышать от пациентов реплики, что они последние годы фактически не жили. Осознали или получили возможность осознать это благодаря современному лечению. Менее успешно, как ни странно, лечатся легкие степени апноэ, потому что аппаратное лечение не всегда удобно таким пациентам, а хирургия тоже не всегда эффективна. В этих случаях мы ищем, какой фактор вносит наибольший вклад в развитие остановок дыхания и пытаемся его устранять. У кого-то это избыточный вес, у кого-то неправильный прикус, длинный небный язычок, большие миндалины. Нет какой-то единой причины храпа и остановок дыхания. Задача врача – установить, что вносит наибольший вклад у конкретного пациента в эту проблему. Нет универсального способа лечения храпа и апноэ.

– Эта патология возрастная? Или молодые люди тоже страдают?

– Мне попадались люди и в возрасте чуть больше двадцати лет с тяжёлыми остановками дыхания во сне, с тяжелым синдром апноэ сна. В большей степени это проблема людей во второй половине жизни. Но мы это можем примерно представлять и просто из наших жизненных наблюдений. В тридцать лет мало кто храпит. В пятьдесят, наверное, уже половина людей. В семьдесят в той или иной степени храпят практически все. Вот примерно так же и нарастает частота синдрома апноэ сна. Безусловно, не каждый храпящий имеет остановки дыхания во сне. Но вот эта тенденция возрастания частоты данной проблемы с возрастом ровно такая же, как и в отношении храпа. Плюс с годами мягкое нёбо становится более дряблым. Оно провисает, западает, и стенки глотки во время сна захлопываются. Когда они не захлопываются, но сопротивление мягких тканей воздушной трубе высокое, воздушная струя вызывает вибрацию мягких тканей во время сна. Мы это слышим в виде звука храпа.

Читайте новости в нашем Телеграме.
 
загрузка страницы...
Rambler's Top100