09.12.2016 14:35:45
Краснодар +5 Со
$1 63.39 руб.
€1 68.25 руб.


> Смерть от Картье. Новая версия альпийской трагедии

Смерть от Картье. Новая версия альпийской трагедии

Тридцать пять лет назад в тишайшей швейцарской деревушке произошло резонансное убийство. В Гштааде подобные преступления случались в лучшем случае раз в столетие. Но, как полиция ни старалась, убийцу 84-летней вдовы Василия Кандинского до сих пор не нашли. А пропавшее колье стоимостью в миллион долларов через три года всплыло на одном из аукционов.

19.11.2015 12:19

«Человеческий голос»

Творческую карьеру знаменитый художник Кандинский начал в Германии. В России он участвовал только в групповых выставках, одна из которых прошла и в Екатеринодаре с немалым конфузом. Впрочем, почти везде зрители принимали абстракционизм в штыки.

Война изменила многое. Художник расстался с немецкой возлюбленной, вернулся домой и встретил женщину, с которой решил провести оставшиеся годы своей жизни.

Говорят, что он влюбился в ее голос – Нина Андриевская случайно позвонила ему по телефону. И дальнейшее было предопределено. В тот же день появилась акварель «Незнакомому голосу». Через год, за пару недель до Февральской революции, они поженились. Разница в возрасте супругов не смущала.

В Париже Нина рассказала историю своего знакомства с Кандинским поэту Кокто. Тот превратил историю в пьесу, а композитор Пуленк написал мини-оперу для одного исполнителя – «Человеческий голос».

До Парижа была революционная Россия, которую Кандинские покинули в конце 1921 года. Затем Германия. Там художник много работал и преподавал в Баухаузе до тех пор, пока его искусство нацисты не объявили «дегенеративным». Тогда и наступил «парижский период» – десятилетие в местечке Нейи-сюр-Сен недалеко от французской столицы, где Кандинский скончался в 1944 году.

Все это время Нина была рядом, называя себя «весной в осени его жизни». Только в период оккупации произведения мастера почти не продавались, жить приходилось очень скромно.

Женщины любят бриллианты
Кандинские ходили в кинотеатры чуть ли не каждый день. В конце двадцатых шла немая американская лента с Полин Старк в главной роли. Сам фильм провалился, а название запомнилось – «Женщины любят бриллианты». Украшения и при жизни мужа были одной из основных страстей Нины. Она была готова тратить и тратить, покупая бриллианты, изумруды и сапфиры, напоминавшие ей о красках Кандинского. Однажды даже обронила фразу о том, что ее семья – это ювелиры Ван Клиф и Арпельс. В ней жил синдром эмигрантки, готовой бежать, забрав с собой самое ценное.

После войны стоимость картин Кандинского резко возросла, а также выросла роль Нины как хранительницы. Что-то продавала, что-то дарила, но основная часть коллекции оставалась в ее цепких руках.
Уже в начале шестидесятых музей Гуггенхейма провел масштабную выставку в Нью-Йорке, где гвоздем программы стала сама Нина. Затем – крупная ретроспектива в Стокгольме, где завязались тесные отношения с директором музея Понтусом Халтеном.

Царский подарок
Понтус умел быть настойчивым и обходительным и, став директором Центра Жоржа Помпиду, сумел убедить Нину передать основные работы мужа.

В декабре 1979 года в доме мадам Помпиду Нина оставила официальное завещание, в котором сообщалось, что все работы художника, а также материалы, относящиеся к его творчеству, передаются Центру Жоржа Помпиду после ее смерти.

Нина основала и Общество Кандинского, объединившего музеи Мюнхена, Нью-Йорка и Парижа, а вдова экс-президента Франции стала президентом Общества.

Общество придало вдове новый статус, но ненадолго.

На следующий год после составления завещания Нину Кандинскую нашли задушенной «голыми руками» в собственном шале под красноречивым названием «Эсмеральда». Его Нина купила в начале семидесятых, иногда приглашала на обеды знакомых, чтобы подчеркнуть свое богатство.

Три вдовы накануне убийства
Три женщины, каждая по-своему, хранили память о своих знаменитых мужьях, когда-то бывших друзьями. Анни, вдова дизайнера Йозефа Альберса, Тат, вдова скульптора Оскара Шлеммера, и Нина были знакомы еще до смерти Кандинского, и не то чтобы были близки, но общались, следя за судьбой друг дружки. Именно Анни Альберс позвонила Тат в начале сентября 1980 года, чтобы сообщить о том, что Нину задушили.

Тат Шлеммер гостила в Гштааде и согласно уговору пришла к Нине на обед, но на звонки и стук в дверь никто не отвечал. Пришлось известить полицию. Полицейские и нашли труп.

Следов борьбы или беспорядка обнаружено не было. Следовательно, предельно подозрительная Нина знала убийцу. Картины, стоимость которых в разы превышала похищенные драгоценности, остались на месте. Что и логично – их труднее вывести и продать.

Большую часть колец и ожерелий Кандинская хранила в банковском сейфе. Взяли то, что было при ней: колье от Картье и прочие драгоценности на пару миллионов долларов.

Версий об убийстве было множество – от руки Москвы до международной банды грабителей. По-разному описывали и способ умерщвления: удар по голове, смерть от испуга, связанные руки. Гуляет версия о визите мифической советской делегации, которая и обнаружила тело убитой, тихонько отворив калитку и войдя в дом. Интересно, где же была полиция, или полицейские специально оставили труп на месте, чтобы его нашли некий безымянный художник, известный московский поэт и анонимный театральный режиссер? Впрочем, автор этой версии зачем-то приписал убитой лишних три года. Но и это еще ничего – в другой версии Нине уже было 89, и год убийства перенесен на 1983-й.

Вернемся к Анни Альберс и Тат Шлеммер. Они договорились обмениваться новостями об убийстве, так как полиция, несмотря на огромное количество задействованных сотрудников, так и не смогла выдвинуть внятную версию и установить личность убийцы.И все-таки одна правдоподобная версия мелькнула.

Джон Элдерфильд – на тот момент куратор отдела рисунков в Нью-Йоркском музее современного искусства – сообщил Анни, что ходят странные слухи. Преступление совершил искусствовед Феликс Клее, которого Нина знала чуть ли не с детства. Феликс, сын знаменитого художника-авангардиста Пауля Клее, был в гостях у Нины 1 сентября 1980 года. Там его встретила Тат Шлеммер, подтвердив, таким образом, его присутствие в шале «Эсмеральда».

Но Шлеммер наотрез отказалась верить в какую-либо вину Феликса. Впрочем, Клее умер в 1990 году в Берне, унеся в могилу тайну гибели Нины Кандинской.

Судьба «Эсмеральды»

Прямых наследников не оказалось, и шале, еще недавно похожее на музей абстрактного искусства, было выставлено на торги. В августе 1983-го в одной из американских газет появилась заметка о том, что шале, где три года назад была убита вдова французского художника-абстракциониста Василия Кандинского, было продано на аукционе в среду за миллион сто сорок тысяч долларов.

newkubangstaad.jpg

 Покупателем оказался швейцарский бизнесмен Анри-Фердинанд Лаванши, владелец первого европейского кадрового агентства. У него «Эсмеральда» не задержалась – ее приобрел не кто иной, как сам Ганс «Люк» Хоффманн, глава международного фармацевтического гиганта.

Хоффманн – серьезный меценат в области современного искусства – был женат на дочери князя Андрея Разумовского, и все их четверо детей носят русские имена. То ли дела семейные, то ли коллекционный интерес, но к убийству в шале новые владельцы никакого отношения не имеют.

Теги: Василий Кандинский, Нина Кандинская, Тайна убийства, Швейцария, Гштаад, Вилла "Эсмеральда", Новая Кубань

comments powered by HyperComments



НАШИ ПАРТНЁРЫ:

ТОП 10 Медиаметрикс

photo23.jpg
наверх