> Турецкий привкус

Турецкий привкус

Российско-абхазское сотрудничество: геополитические реалии

24.03.2016 15:42

Есть ли геополитический вес у суверенной Абхазии? Вопрос может показаться наивным: не было б веса, не возникло бы столько сложностей и перспектив.
И не был бы очевиден прогресс, включая отношения РА с РФ, с ближайшей соседней российской территорией – Кубанью.
Но как он возник, чем подкреплен? И в чем он?

Прогнозы сбываются?

Истоки – и давние, и относительно свежие. Первая половина 1990-х, как и некоторые иные исторические периоды, – массовый парад суверенитетов по всему миру. Сепаратизм ли, освобождение от инородных властей – вопрос тонкий, порой различие невидимое, мнимое. А очень ощутим был просто отрыв от прежних систем, границ, вертикалей. И отрывались территории по полной…

Сегодня налицо системные перемены, часть которых – ситуация с Абхазией, при всей ее неповторимости. В эти годы появился не один десяток новых
(а также возрожденных) независимых государств, территорий: от Приднестровья до Косова, от Македонии до Эритреи… Да, среди них есть полупризнанные, непризнанные. Но та же Турецкая Республика Северного Кипра, которую в мире не признал за уже долгие десятилетия никто, кроме Анкары, играет свою незаменимую роль.

Что же говорить о «геополитической жемчужине» Абхазии с ее давними, мощными корнями суверенитета? Именно потому даже среди советников Обамы были профессио­налы, призывавшие одобрить этот суверенитет (например, Джон Коларассо, как и ряд авторитетных деятелей в Англии, Германии, Нидерландах).
Именно закономерный его характер привел к тому, что определяется сегодня: явно, но больше неявно, а оттого особо эффективно. Это исключительные возможности Сухума в «российско-турецком контексте». Причем в целом нынешняя международная обстановка взрывоопаснее, чем, например, пять лет назад, – а это прямо касается и регионов с таким положением, как Кубань.

В сложной картине глубинно связаны три крайне разнотипные части. И нити от каждой соотносят с президентом РА Раулем Хаджимбой.
Первую тему можно назвать наиболее оригинальной и в то же время очевидной. Резкое похолодание отношений между Россией и Турцией, по мнению аналитиков, дает возможность Абхазии привлечь потенциальных российских покупателей курортной недвижимости Турции. Не воспользоваться этой возможностью было бы ошибкой. У Хаджимбы и его команды достаточно свободные взгляды на продажу недвижимости, и уж оттянуть к своей стране интересы перспективных российских покупателей в Абхазии сумеют…

На этом фоне вторая часть картины – самая понятная, ожидаемая. Ее так и хочется назвать «двусторонний ТУРпоток». Те туристы-россияне, которые не поедут нынче в Турцию, могут выбрать вместо нее именно Абхазию. А многочисленные жители РА, у которых в Турции близкие, потомки махаджиров и не только, и которые прежде могли, например, отдыхать на турецких курортах, сохранят, даже усилят эту традицию и сегодня…

С двумя названными темами, особенно со второй, связана третья. Она сложна и значима. Это роль абхазов в контактах между Россией и Турцией в нынешнюю пору.
Непосредственные контакты двух стран почти сошли на нет. (Но вряд ли уж очень надолго. Такой русско-турецкий маятник раскачивается почти тысячу лет.) А вопросы, требующие совместных решений, не могли иссякнуть вмиг… И кто же тут более актуальное связующее звено, чем Абхазия, ее нынешний президент?

Напомним: весной 14-го произошла «добровольно-принудительная» отставка президента РА Александра Анкваба. (Журналисты, аналитики прогнозировали этот исход сразу после его прихода к власти в 2011-м.)

А на победных для Рауля Хаджимбы выборах 25 августа 2014-го голосовали и граждане РА на избирательных участках в Турции (равно как, например,
и в Москве). Как однозначно определили специалисты, преобладали в «турецком» электорате не сторонники его соперников А. Бжании, М. Кишмарии, Л. Дзапшбы – а именно верные единомышленники Р. Хаджимбы. Их потенциал богат в различных смыслах и уже опробован в других конфликтных ситуациях.

путин и хаджимба 2.jpg

Словом, как раз в Абхазии объективно пересекаются возможности, которые могут позитивно продвинуть разрешение острой проблемы. Только б не перейти в таком движении неприкосновенных границ: государственных, экономических, нравственных…

Сегодня эту ситуацию следует оценивать и с учетом прогнозов, обещаний, намерений команды Хаджимбы. Часть их сбылась, другие же остаются открытыми вопросами. Будущее их отчасти коренится в прошлом – тем более что политик всегда есть и то, чем он был прежде. (Особенно ярко это видно у тех, кто открещивается от прошлого, как Ангела Меркель. А ведь она пожинает сегодня и плоды своего старого опыта – восточноберлинской пиарменши последнего руководителя ГДР Лотара де Мезьера. «Пожинатели старого опыта» могут оказаться в его плену незаметно для себя.) Хаджимба от прошлого не открещивается. Не зря его сравнивают с конструктивным французом Франсуа Миттераном – тот тоже после трех поражений в президентских выборах победил на четвертых и привел страну к заветной стабильности.

Хаджимба заявил после победы 14-го, что его первоочередными приоритетами будут реформа политической системы и достижение нацио­нального единства. Значимы сегодня тогдашние лозунги сохранения общественного единства и проведения конституционной реформы с целью получения лучшего баланса сил.

Возможности политика по-своему определяются оценкой со стороны его противников. Как не вспомнить реакцию Тбилиси на абхазские выборы 14-го года? Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили заявил тогда журналистам: «Я не считаю, что должен делать какой-нибудь комментарий в связи с этими выборами, исходя из того, что эти выборы изначально были признаны нелегитимными, соответственно, в связи с этим не смогу сделать серьезного комментария».

Странно, если б все в Тбилиси были солидарны с такой некомпетентной оценкой. Иное мнение было (и осталось), например, у госминистра Грузии по вопросам примирения и гражданского равноправия Пааты Закареишвили: «Мы готовы к сотрудничеству с любой фигурой, кто представляет интересы абхазского общества».
Представляет ли их Хаджимба – в том числе в плане отношений с Россией, включая нынешний контекст беспредела Анкары?

Политическое блюдо с острыми приправами

Как помнят внимательные кубанские читатели, Рауль Хаджимба отвечал на их вопросы (в том числе в интервью автору этих строк) в разное время, в различных статусах, в том числе будучи вице-президентом и президентом. Президента Хаджимбу называют системщиком: он стремится уравновесить разновекторные интересы. При этом не обходится ни один острый вопрос.

P1010144.jpg

Результат – рецепты по проблемам, опасная неразрешенность которых казалась фатальной, при всем уважении к трем предыдущим президентам РА. Вообще известные политологи, например М. Ильин, в свежих работах – уже 2016года – о «слоеном пироге политики» приводят рецепты и импровизации на примере Абхазии. Мол, все проверено, и есть схемы на любой вкус. Пусть так – не было бы чужого привкуса. . .

Острейших проблем немало: от веерных отключений электричества до ставок НДС, от церковного раскола до запрета абортов… Своего рода призма, собравшая в фокус актуальную проблематику, – условия исполнения бюджета на 16-й год и реальные перспективы экономического роста.

И здесь реального рецепта требует проблема продажи жилья.

«Президент как никогда прав в том, что пора легализовать право россиян приобретать жилье в Абхазии», – писал в феврале авторитетный аналитик и публицист Юрий Кураскуа (правда, призывы к такой легализации – почти ровесники Мафусаила, а она ну никак не осуществится).

Это верно и экономически и социально-политически. По действующему законодательству Абхазии россияне не имеют право на покупку жилья. Большинство экспертов-экономистов расценивают этот запрет как рудимент, отрыжку «закрытого общества». Сей экономический тормоз мешает двигаться вперед. И глава Абхазии на пресс-конференции 2 февраля подчеркнул: нет ничего антипатриотичного в продаже недвижимости заинтересованным россиянам. Созвучны этому и его суждения в недавнем Послании к парламенту РА и гражданам Абхазии.

Действительно, польза от подобного запрета сомнительна: за чуть более 20 лет по­явился целый теневой сектор в экономике страны, а также выстроилась коррумпированная схема продажи жилья россиянам. И, конечно, деньги в этих схемах идут мимо бюджета республики. Отметим, деньги крупные. Кому это выгодно? Явно не народу Абхазии. На них можно было бы строить школы, больницы, поддерживать промышленность и сельское хозяйство, развивать инфраструктуру и коммунальное хозяйство. Вместо этого образовался действующий теневой рынок жилой недвижимости, способствующий развитию криминала и коррупции. Как подчеркивалось, выгоду от подобной системы не получают государство и народ. Это не способствует решению социально-экономических вопросов в стране. Республика теряет десятки миллионов долларов прямых и косвенных инвестиций в социальную сферу и экономику.

Противники смены законодательства в сторону либерализации рынка жилья для россиян зачастую делают неверные прогнозы возможного развития событий, играют на эмоциональной природе человека, а иногда и просто вводят в заблуждение. Именно об этом говорит Рауль Хаджимба.

На фоне эмоциональных прогнозов последствий разрешения покупки жилья иностранцам нельзя забывать о возможных негативных последствиях, которые должны быть
устранены путем государственного регулирования рынка. Президент напоминает об опыте многих других стран, которые всецело пользуются иностранным капиталом. Например, Мальта не допускает иностранцев к дешевой недвижимости в стране, в Швейцарии существуют квоты на покупку жилья, в Бельгии необходимо получить разрешение на приобретение жилого объекта – одним словом, защитных мер предостаточно. Для Абхазии главное – вы­явить те меры, которые будут отвечать интересам страны и населения, и наконец, избавиться от теневого сектора, который пагубно влияет не только на экономику, но и на имидж страны.

Абхазия сможет дать толчок развитию сразу нескольких секторов экономики с помощью привлечения иностранного капитала в жилую недвижимость, развить инфраструктуры туризма, отдыха и досуга, даже решить проблему развития восточных регионов страны. Если говорить про социально-экономический эффект, то появление новых рабочих мест сможет при­остановить отток населения за рубеж.

В мире идет борьба за иностранного покупателя, многие страны привлекают к себе иностранцев, выдавая им временный вид на жительство, например Черногория. В то же время Абхазия уже долго не может решиться на этот шаг. Несмотря на экономический кризис, Абхазия может рассчитывать на высокий спрос от зарубежного покупателя, прежде всего от россиян.

…А жизнь все равно богаче схем. И стандартные рецепты уместны, если укрепляют здоровые начала жизни. Проще – оздоравливают. Как в прошлогодней истории, в которой можно увидеть перспективную модель. Напомним вроде мелкую новость конца февраля 2015-го, облетевшую весь мир. «Дети из школ-интернатов ДНР прибыли на отдых в Абхазию. Многие воспитанники из Донецка и Амвросиевки впервые увидят Черное море и смогут насладиться красотами Республики Абхазия. Колонна с детьми из школ-интернатов ДНР прибыла в республику утром 28 февраля… «Трудностей при перевозке детей из ДНР не возникало, – рассказывает министр МЧС Абхазии Лев Квициния. – И останавливаться на этом мы не собираемся». Пансионат «Мюссера» им. Лакоба расположен в Мюссерском заповеднике на берегу моря, рядом с бывшей дачей Горбачева. Это современный 17-этажный корпус со всеми необходимыми услугами. – Мы очень благодарны всем, кто организовал этот отдых для детей, – рассказывает директор школы-интерната Ольга Волкова».

monument_in_gagra.jpg

Тогда мы, как и другие журналисты, заключили: такая помощь станет традицией.

И здесь прогнозы сбылись. О том, как продолжена традиция, – расскажем в ближайших номерах. Тем более что такое не слишком крупное событие –
часть единой системы общего оздоровления…

Александр ФАКТОРОВИЧ

Теги: Абхазия, сотрудничество, Россия, Турция, граница, Новая Кубань