Порядок за кубанской колючей проволокой

19 стражей прав заключенных

Порядок за кубанской колючей проволокой
В Краснодарском крае с 1 ноября начинает работу IV созыв ОНК региона
Краснодар. 8 дек. - Новая Кубань. В Краснодарском крае с 1 ноября начинает работу IV созыв Общественно-наблюдательной комиссии (ОНК) региона.

Структура, контролирующая соблюдение прав подследственных и осужденных в местах лишения свободы, претерпела реорганизацию: с 31 до 19 человек сократился штат, зато среди официальных работников появились священнослужители.

О насущных проблемах и первостепенных задачах бывшие и нынешние члены ОНК рассказали журналистам во время круглого стола в Краснодаре.

комиссия.jpg

Тюремные будни

Как гласит одна из самых мудрых пословиц, от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Современная Россия в наследство от СССР получила настороженное отношение рядовых граждан к СИЗО, изоляторам. Для большинства обывателей подобные заведения - чистилище, а иногда и самый настоящий ад. Закрытая территория со своими законами и порядком. Однако в последние годы благодаря журналистам и общественникам завеса тяжелой колючей проволоки была приподнята - с помощью материалов СМИ мы смогли увидеть, как и чем живут в современной российской тюрьме. Наблюдательную, контролирующую функцию несет и ОНК - ее члены регулярно посещают места лишения свободы, общаются с заключенными, пытаясь облегчить им отбывание срока.

- Если человек осужден, это значит, что он лишен свободы, но никак не человеческих прав, достоинства, - поделился своим мнением Станислав Бабин, зампредседателя Совета по правам человека при губернаторе Кубани, бывший член ОНК. - Общественно-наблюдательная комиссия следит за тем, чтобы у осужденных, как это ни банально звучит, было тепло, светло, их нормально кормили и предоставляли своевременную медицинскую помощь. Каждый член ОНК, без разрешения или одобрения председателя комиссии, имеет право отправиться с проверкой в любое место заключения в регионе. При этом наша цель не только выявить проблему, но и донести ее до тех структур, которые в силах изменить сложившуюся ситуацию, - ФСИН, МВД, прокуратуры. В этом плане мы в какой-то степени советники наших коллег при погонах.

Впрочем, внутри ОНК этот постулат вызывает споры. Некоторые общественники считают, что партнерство с вышеперечисленными ведомствами идет не на пользу работы комиссии. Так, экс-член ОНК, журналист Вячеслав Потапов занимает диаметрально противоположную позицию:
- Наша организация создана для того, чтобы общество имело контроль над системой ФСИН. Мы должны не советовать что-то там, а быть независимыми наблюдателями, которые в случае вопиющих правонарушений могут донести информацию, если потребуется, даже до руководства страны.

Общественный долг и мораль

В процессе работы члены ОНК сталкиваются с ситуациями, когда выполнение служебного долга противоречит человеческой совести. Станислав Бабин вспоминает, как рассматривал жалобу от одного из участников дела банды Цапка:

онк.jpg

Помню, как-то общался с Владимиром Алексеевым по прозвищу Беспредел, одним из фигурантов резонансного преступления в станице Ку- щевской. Так вот, он жаловался, что прокурор забрал у него телевизор, не дает видеться с детьми. Слушаю его и чувствую внутренний бунт: ведь этот человек сам застрелил ребенка... Но это, конечно, неправильное поведение - у члена ОНК должно быть равное отношение ко всем заключенным и осужденным.

По уставу ОНК, ее члены совершают плановые визиты в места лишения свободы и внеплановые, когда им поступают жалобы от арестантов. Прибыв на место, общественники ведут беседы с обратившимися к ним заключенными, осматривают условия их быта.

Я хочу подчеркнуть, что, как правило, злодеев среди сотрудников тюрем, колоний нет, мы редко видим случаи, когда работники вышеназванных учреждений целенаправленно отягощают жизнь заключенных. Но есть другая проблема - у них замыливается глаз и зачастую они не видят того, что сразу бросится в глаза человеку за колючей проволокой, - делится член ОНК III созыва Алексей Тищенко.

Одной из ключевых проблем правозащитники считают освобождение по УДО осужденных, имеющих на это право в связи с состоянием здоровья. В кубанских да и в российских тюрьмах немало арестантов с тяжелыми заболеваниями. Согласно 54-му постановлению правительства РФ существует перечень болезней, страдающие которыми могут отбыть срок наказания досрочно и вернуться домой. Однако получить заключение медицинской комиссии, по которому суд выносит соответствующее решение, проблематично. Станислав Бабин признается, что здесь непаханое поле работы для членов ОНК, и призывает своих бывших коллег обращать особое внимание на подобные случаи.

Жизнь «до» и «после»

Ни для кого не секрет, что большинство людей, отсидевших свой срок, не могут найти себя в мире. За годы тюремного заключения многие лишаются семей, домов, теряют родственные связи, иногда возникают проблемы с документами. Помощь в ресоциализации бывшим арестантам также стоит на повестке дня ОНК.

- У нас был такой случай: в Краснодаре один мужчина отбыл срок и вышел из колонии. На свободе тут же связался с какой-то преступной компанией, не нашел вовремя работу. И вот он угоняет машину, по пути грабит ближайшую заправку, а украденные деньги тут же прожигает в торгово-развлекательном центре. И ведь прекрасно знает: скоро его отыщут правоохранители, но он и рад, потому что готов вернуться в тюрьму, где все понятно, знакомо. Там его накормят, дадут место для сна, о нем будут заботиться. И я знаю, что подобные инциденты не единичные, об этом говорит и статистика рецидивов, - рассказывает Станислав Бабин.

Для того чтобы таких случае было как можно меньше, а в идеале - не было совсем, на территории Краснодарского края работает некоммерческая организация «Начало пути», которая дает кров, еду и даже работу людям, попавшим в трудное жизненное положение. Среди таких, естественно, немало бывших осужденных, которые не сразу смогли найти себя на свободе.

- В наших центрах обратившиеся могут остановиться хоть на день, хоть на месяц, хоть на год, - рассказывает директор АНО СПН «Начало пути», член ОНК IV созыва, член общественного совета при УФСИН РФ по Краснодарскому краю Сергей Левуш- кан. - Мы не заключаем никаких договоров, обязывающих пробыть у нас определенное время. Кто-то приходит только переночевать, а кто-то задерживается надолго. Дольше всех у нас жил мужчина, вышедший из тюрьмы. Только спустя 2 с половиной года с момента прихода к нам он нашел своего сына, который и забрал его к себе. В целом наши жильцы получают еду, кров на необходимый им период, в случае чего мы находим им работу.

Вместе с этим на Кубани одними из первых стали практиковать реабилитационные центры при тюрьмах. Так, в женской колонии в Усть-Лабинском районе работает подобная организация, где за 6 месяцев до освобождения арестантки могут начать «возвращаться к жизни». В этих центрах осужденные сами готовят себе еду, стирают, убирают. Это помогает представительницам слабого пола потихоньку привыкать к иному, нетюремному быту.
 
загрузка страницы...
Rambler's Top100