«Маленький Париж» перенесли на сцену краснодарского театра

Главный роман Виктора Лихоносова поставил столичный режиссер.

«Маленький Париж» перенесли на сцену краснодарского театра
Фото / Юрий Корчагин
Краснодар. 12 дек. - Новая Кубань. Есть литературные сочинения, о которых слышали все, но мало кто их читал или дочитал до конца. Произведение Виктора Лихоносова «Наш маленький Париж», наверное, как раз к этой категории и относится. Роман для чтения на самом деле непростой, в нем нет той интриги, к которой привык читатель, здесь этакая возвратно-поступательная хронология. И уж тем более для сценического прочтения он подходит меньше всего. Но Краснодарский музыкальный театр все же взялся за лихоносовский труд, пообещав нам зрелище если не фееричное, то уж точно завораживающее. Трагическая история кубанского казачества, любовь к Екатеринодару-Краснодару, к своей Родине, память предков – главный посыл знаменитого произведения.

Из столиц (в программке указан Санкт-Петербург и Москва) был приглашен режиссер Николай Панин, известный нам по очень странной, на грани вульгарности, постановке оперы «Севильский цирюльник». Режиссер молодой и, видимо, бесстрашный, так как чтобы взяться за подобный материал, коим является «главный» роман Кубани, конечно же, надо иметь определенную отвагу. Правда, пока шел, вернее, уже заканчивался постановочный процесс, вышло любопытное интервью на одном из наших местных телеканалов, где Виктор Иванович сокрушался, что с ним не заключили договор и что его просто игнорируют: «…Режиссер получит, автор пьесы, инсценировки получит, а что я получу?» – озадачивается вслух писатель! Ситуация, конечно, удивительная, так как авторские права в серьезных театрах оформляются если не сразу, то за два месяца до премьеры точно. Почему так получилось в театре с краевым статусом, конечно же, непонятно. Но надо отдать должное и нашему классику, который в нужный момент, за две недели до премьеры, когда отступать уже было некуда, поднял этот денежный шум. Кстати, уж кто-то, а Виктор Лихоносов никогда не был обижен ни одной властью - ни материально, ни издательски! И пригрозив руководству музыкального и краевой «Премьере» скандалом, автор «Маленького Парижа» был тут же приглашен в театр для подписания соответствующих бумаг! Говорят, чтобы ублажить автора, составляли даже особое меню.

2-min.jpgФото / Юрий Корчагин

Что касается самого сценического полотна, то перед нами скорее развернулась музыкально-драматическая композиция. Как я уже сказал в начале, это произведение – непростое для чтения, и его структура рваная. А что касается исторической начинки, то она порой перевешивает художественную. Другими словами, Лихоносов-историк нередко перекрывает Лихоносова- писателя. Но, главное, что самому Виктору Ивановичу спектакль пришелся по душе!

На самом деле сказать, что мы имеем дело с провалом, нельзя - фиаско нет, но и успеха как такового тоже не наблюдаем. Нам явили уровень добротной студенческой работы, не без находок. По интонации спектакль напоминает панихиду, отпевание, актеры порой говорят или неестественно-грудными голосами, или, напротив, очень приторно-слащавыми. Вся опасность произведения, которое состоит из воспоминаний и из тоски о прошлом, как раз и кроется в том, чтобы не скатиться в этот сахарно-слезливый пафос. Монологи, диалоги, вокальные номера, хореография чередуются словно кадры фильма. Этот эффект усиливали видеопроекции, которые сопровождали весь спектакль, поясняя, где и когда происходит конкретное действие.

Удивила хореография спектакля - откровенно слабая и не к месту. К чему, для чего надо было вклинивать в этот «народный» спектакль классический дуэт, построенный на поддержках и исполненный довольно-таки коряво. Какая необходимость была надевать на сестру милосердия пуанты? Но когда я прочитал в программке, что балетмейстером является педагог-репетитор Театра балета Григоровича Олег Рачковский, то нисколько не удивился подобной нелепице! Рачковский не хореограф и им никогда не был. Вот и результат!

3-min.jpg
Фото / Юрий Корчагин

Несмотря на затянутость спектакля, все же необходимо отдать должное режиссеру, который очень забавно и остроумно выстроил сцену с ресторанной дракой, где участниками были великий русский певец Федор Шаляпин и главный герой действа и произведения Петр Толстопят. Алексей Григорьев своего казака смог наполнить какой-то природной силой, юмором и невероятной трогательностью. Бесспорно, работа Григорьева – одна из несомненных удач спектакля, и его органичное существование в на редкость неорганичном актерском ансамбле заслуживает всяческих похвал. Интересно прозвучал и кусок из поэмы Н. Некрасова «Кому жить на Руси хорошо?» во втором, в общем-то, трагедийном действии. Здесь режиссер нашел ход, выстроив нужную комбинацию. Да и музыкальный ряд спектакля построен все же небезынтересно! Несмотря на музыку огромного количества композиторов, использованную в спектакле (М. Глинка, Ф. Шопен, С. Рахманинов, А. Скрябин, С. Прокофьев, Г. Свиридов, И. Стравинский и др.), режиссер и дирижер-постановщик Владислав Карклин  сумели «подзвучить» «маленький Париж» так, что музыкальное полотно, откровенно говоря, перекрывало зачастую огрехи спектакля.

Хотелось бы постановку назвать спектаклем-реквиемом, спектаклем-Памятью, но, увы, работа, к сожалению, не поднимается до этих высот. Ей все же не хватает целостности, более продуманной инсценировки, возможно, хорошей финальной точки. Хотя, еще раз отмечу, что как исторический документ премьерное полотно музыкального театра привлекает больше, чем как художественное.

Автор

Автор: Александр Геннадьев

/

Читайте newkuban.ru в Яндекс.Дзен

Комментарии


Rambler's Top100