Театр драмы в цветах и похоти: в Краснодаре состоялась премьера спектакля «Месяц в деревне» по Тургеневу

Театр драмы в цветах и похоти: в Краснодаре состоялась премьера спектакля «Месяц в деревне» по Тургеневу
Фото: Игорь Чураков и Игорь Тарасов

«Переведя Ивана Сергеевича в трагифарс, режиссер поставил спектакль не столько об уходящих чувствах, сколько о неслучившихся. Несмотря на то что «Месяц» густо соткан из довольно-таки плотского, телесного запаха, он в то же время имеет аромат головокружительного, пьянящего, отчасти знойного лета. Саркастичный, эпатажный, с неожиданными комичными ситуациями и поворотами, но невероятно грустный и нервный, Тургенев Евгения Марчелли видится больше как исповедь».

Этот отзыв мной написан шесть лет назад на спектакль Евгения Марчелли «Месяц в деревне» И. Тургенева, показанный в Сочи на одном из театральных фестивалей. Постановка тогда вызвала немало споров, но мне работа показалась интересной своей целостностью, атмосферностью, юмором, иронией и умением Марчелли ходить по тонкой и опасной грани, не скатываясь в откровенную пошлость.



  К сожалению, «Месяц в деревне» Краснодарского театра драмы в постановке Даниила Безносова всех этих настроений не рождает, а лишь вызывает чувство жалости, недоумения и скуки. Если раньше тургеневскую пьесу (комедию) больше ставили как лирическую драму, то ныне ее подают именно лирической комедией. Сюжетная линия выстраивается вокруг любовной истории, происходящей летом в усадьбе, где герои образуют целые амурные ансамбли и треугольники. Помещица Наталья Петровна, ее воспитанница Вера (Анастасия Довбыш), студент Беляев, поклонник хозяйки поместья Ракитин (Андрей Соломыков), а если еще учесть мужа Натальи Петровны – Аркадия Ислаева (Георгий Хадышьян), то хроника разрастается до многогранника.



  Само произведение отличается изящным, красивым языком и тончайшей психологической вязью, кружевами. Но Безносов, кажется, запутался в жанрах, и перед нами очередной капустник, где все герои (от некоторых в процессе вовсе избавились) работают в совершенно разных стилях и направлениях. Если первый акт начинается более-менее в традиционной, классической манере, то второй идет вразнос. Складывается ощущение, что спектакль делался в угаре: мы видим концертные номера, соревнующиеся в своей непристойности. Доктор Шпигельский (Виталий Стеблецов) с Лизаветой Богдановной (Виктория Лукина) изобразили нам вдруг блеющий дуэт. Эксцентрика, фарс превратились здесь в вульгарное ерничанье. Студент Беляев (Михаил Дубовский), главный возмутитель спокойствия, из-за кого в общем-то все и случилось, трансформирован режиссером в клоуна и недоумка, и именно на него (еще один эротический пассаж), домогаясь, бесстыдно запрыгивает служанка Катя Анастасии Поддубной. Главная героиня – Наталья Петровна в исполнении Марии Грачевой просто все действо исходит половой истомой и в конце концов укладывает бедного Беляева в цветочные заросли-ряды.

Режиссер умудрился уложить и Тургенева в маковое поле, таково оформление премьерного сценического опуса (художник Иван Мальгин). Герои ползают по-пластунски, швыряются цветами, прикрывают ими причинные места, вкушают клубничку, без конца задирают ноги. Правда, красная нива больше напоминает военный мемориал, хотя театральные острословы уже окрестили спектакль «Материнское поле – 2», так как кусты Кубань имела честь лицезреть у Безносова в работе Молодежного театра по Чингизу Айтматову. Сценографический пейзаж с фортепиано, напольными маятниковыми часами, софой, туалетным столиком разбавлен еще ванной, явно перекочевавшей из его же «Утиной охоты». Главная героиня, то есть тургеневская женщина (!), почему-то выходит в комбинезоне землекопа, этакой экипировке Карлсона (художники по костюмам Иван Мальгин и Елена Чиркова). В подобной эклектике, совершенно не образной, не стилевой, скабрезность удивительным образом стала главным «достоинством». Налицо и другой факт: огромная сцена и огневая пестрота утопила и поглотила не только великого русского писателя, но и режиссера, привыкшего к камерным пространствам.



О чем краснодарский спектакль? О страсти? Скорее о похоти. Тургеневские дамы ведут себя словно гопницы, которые еще немного и заговорят по понятиям. Я уже писал, что дворовый стиль прописался в стенах театра с приходом главного режиссера Арсения Фогелева. Подобная манера не чужда и Даниилу Безносову, который умудряется тонким вещам придавать забулдыжный вид, видимо полагая, что время галантностей и прочих всяких учтивостей прошло, а если ставим комедию, то формат «комеди клаб»…

«Месяцу в деревне» предусмотрительно подняли ограничение до 16+, я бы не поскупился на бо́льшую цифру, чтобы лишний раз не травмировать таким Тургеневым юное поколение. Но самое грустное, что это все происходит не в частном театре, а на главной краевой драматической площадке за бюджетный счет.

Читайте новости в нашем Телеграме.
 
загрузка страницы...
Rambler's Top100