Спектакль без героя. Краснодарский театр драмы представил своего Вампилова

Спектакль без героя. Краснодарский театр драмы представил своего Вампилова
Фото Никиты Демченко
«Утиная охота» Александра Вампилова в Краснодарском театре драмы поставлена, как это ни парадоксально, своевременно и несвоевременно. Сегодня вампиловская драма приходится как нельзя кстати, а по состоянию театра, по его художественным возможностям – не очень. В труппе на день нынешний, увы, нет Зилова, и все слезы умиления и пафосные вздохи в адрес уездного героя-любовника Арсения Фогелева, исполнившего главную роль, не больше, чем экзальтированные надрывы местных дам и барышень-поклонниц. Но, так скажем, это сугубо личные пристрастия, которые никто не отменял и на которые театральные обожательницы имеют полное моральное право.

Тандем, сделка, бартер


По сути, эта постановка – своеобразный тандем, если хотите, сделка, «бартер» между двумя главрежами – Арсением Фогелевым, не так давно возглавившим наш краевой драматический флагман, и Даниилом Безносовым – главным режиссером Краснодарского молодежного театра: я вам – постановку, а вы мне и моей благоверной – главные роли.

Однако давайте все по порядку.

«Утиная охота» требует своего Гамлета, и если его нет, то вряд ли стоит затевать вампиловскую историю – историю отчаянного внутреннего одиночества, разрыва с собой и миром. В Краснодарском театре драмы в свое время был Зилов, правда, Александру Катунову не посчастливилось его сыграть, но актер вампиловскую тему – а Зилов – это именно вопрос, тема – провел бы идеально. Тогда не нашлось режиссёра, который бы взялся, вероятно, за лучшую пьесу Вампилова. Конечно, мы все знаем экранизацию Виталия Мельникова с Олегом Далем «Отпуск в сентябре». Но Даль с его изначальным трагизмом сам являлся отдельной темой в искусстве, и его удивительная манера, игра-повествование, его утонченность, излом и какая-то камерность очень точно легли на роль. «Отпуск в сентябре» можно пересматривать и пересматривать, краснодарский спектакль этого желания не вызывают. И дело совсем не в двух с половиной часах без антракта – столько длится постановка, просто там нет самого главного.  Перед нами лишь актер, играющий в Зилова, добросовестно, пошагово произносящий текст и пунктуально следующий за режиссёрской рукой.

Безносов – профессионал и ремесло свое, в общем-то, знает. Вот только в последнее время Даниил Александрович частенько берется за всё сразу, не доводя начатое до конца. К сожалению, главреж молодежки совершенно не умеет работать с мелочами и нюансами, его режиссуре свойственна определенная небрежность, даже неряшливость. Особенно это видно по «Утиной охоте». В мельниковской ленте присутствует ситуация «порога», у Безносова ее не чувствуешь.

Попытавшись уйти в бытийность, подняться над бытом и вывести своего Вампилова в экзистенциальные слои, режиссер запутался в предметах и символах. То мы видим игру в песочнице, кстати, огромной песочницей предстала сама сцена (художник-постановщик Настя Васильева), и этот образ Вампилову не добавил ничего нового, напротив, вступал в постоянный диссонанс с действительностью. То Галина (Татьяна Башкова), супруга Зилова, исступлённо начинает мести квартиру, то появляется настольная лампа, бумаги и, конечно, бутылки и бутылки. Пьют у Безносова много и нещадно, из горла или из гильз. И только ты настроишься на метафизический полет, как тебя то веником, то светильником ошарашат. И подобных «сюрпризов» в спектакле масса.

Лолита с чупа-чупсом


Из студентки Ирины в исполнении Елизаветы Варенниковой режиссер умудрился сотворить подобие Лолиты в гольфиках с хвостами на голове и чупа-чупсом во рту. Вообще, в театре из молодой актрисы сегодня активно пытаются сделать звезду, продвигая артистку во всех направлениях. Я видел ее до этого в «Примадоннах» в постановке того же Арсения Фогелева. Кстати, совершенно беспомощной работе, больше напоминающей плохонький КВН, но от режиссера Фогелева я иного и не ожидал. И у Елизаветы Варенниковой мало того, что определенные проблемы с произношением, но и почему-то она всегда пребывает в позе буквы зю. В «Утиной охоте» ее героиня просто карикатурна и вне жанра. Впрочем, в спектакле это не единственная странность в распределении. Совершенно непонятно, чем руководствовался режиссер, выбирая на роль Кушака, начальника Зилова, совсем молодого актера Филиппа Душина. В результате по сцене истерично мечется непонятный персонаж, разговаривая каким-то неестественным голосом. Печально выглядела и Татьяна Башкова. Супруга Зилова, по словам самого Вампилова, женщина хрупкая и изящная. Мы же увидели даму в теле, без всяких утонченностей. Особенно курьезно актриса смотрелась извивающейся на столе.

01111.jpeg

Но в «Охоте» были и приятные неожиданности. Михаил Дубовский, на мой взгляд, явился самым органичным персонажем. Его официант Дима – натура цельная и всегда оправданная. Актер смог создать образ именно антагониста главного героя, его противоположность. Актер не мельчит, его жесты скупы, конкретны, и те паузы, которые он держит, говорят больше любых слов. Он и Зилова бьет этак делово, словно клиента обслуживает. У таких, к великому сожалению, не бывает осечек и промахов, у них каждый патрон в цель. Такие, как Дима, это стрелки по жизни – меткие, безжалостные и страшные.

Выразительна, экспрессивна и Анна Еркова в роли гиперактивной, бесцеремонной Валерии. Невероятно сексапильной предстала и любовница Зилова в исполнении Олеси Богдановой. Она смогла избежать излишней вульгарности и грубости, ее героиня оказалась и женственной, и притягательной. Одним словом, второй план переиграл первый, и прежде всего это касается Арсения Фогелева. Надо признать, что актерская судьба Фогелева счастливая и несчастливая. Счастливая в том плане, что он небывало востребован. Но, к несчастью, ему редко везет на хорошую режиссуру, отсюда и его актерская безликость, заштампованность, самолюбование и игры в постановщика. Да и чтобы иметь в своем репертуаре Зилова, необходимо обладать особым актерским даром и сверхчувствительным нутром.

Траектории уныния


У Фогелева вампиловский герой вялый и пресный. Надо играть трагедию и фарс одновременно, а актер двигается исключительно по своей привычной траектории – траектории уныния. Меня всегда поражает при встречах с Арсением Владимировичем выражение его лица – скуки и брезгливости. Это нередко переносится и на сцену. Зилов – герой рефлексирующий, мечущийся, измученный, этакий пульсирующий нерв. Его ирония переходит в цинизм, цинизм – в боль и отчаяние. Не зря он любим сразу тремя совершенно разными женщинами, а друзья-коллеги ему даже завидуют. В нем при всех его минусах есть та незаурядность, свобода и интеллект, без которых не бывает личности.

11.jpeg
Фото Юлии Симатовой.

Вампиловский герой, безусловно, вышел из великой русской классической литературы: Онегин, Печорин, Иванов… и притягивают, и отталкивают одновременно. В литературе их давно окрестили «лишними людьми». Вампилов продолжил эту тему – когда жизнь порой становится мукой, хуже смерти.

В финале Зилов безуспешно пытается покончить собой. Утиная охота, о которой он постоянно говорит, это что-то вроде ожидания события, которого не будет. Сцены воспоминаний, выстроенные режиссером, здесь монтируются с явью, с бесплодным предвкушением будущего. Дождь в краснодарской «Утиной охоте», кажется, не прекращается ни на секунду, он то утихает, то усиливается – в спектакле это особый образ, и он работает на настроение и общую интонацию, где горечь, сиротство, беспросветная тоска «звучат» под оптимистичную песню в исполнения Георга Отса «Я люблю тебя, жизнь». Все собрано в спектакле, даже чересчур все, но перед глазами вновь и вновь встает Олег Даль в роли Зилова как главное впечатление того фильма. В полотне Даниила Безносова впечатлений тоже хватает, здесь и упитанный мальчик с траурным венком, яркие воображаемые похороны, и разудалая сцена новоселья, танцы на столе, Лолита с долгоиграющей конфетой, утки, рассыпанные словно горох, песок, вода, ружье, а вот главный герой размывается. Спектакль без протагониста? Оказывается, бывает и такое.
 
загрузка страницы...
Rambler's Top100