100 лет назад Красная армия взяла Екатеринодар

100 лет назад Красная армия взяла Екатеринодар
Фото из открытых источников
17 марта 1920 года в Екатеринодар вошли части 9-й РККА. Власть в городе перешла к Кубанскому ревкому. А 7 декабря 1920 года постановлением Наркомата внутренних дел РСФСР город был переименован в Краснодар.

В начале 1920 года Красная армия продолжала свое наступление на Юге России. 2 марта был взят Ставрополь, а 9 марта -  Ейск.   В Екатеринодаре заседала местная власть — Кубанская Краевая Рада. Большинство  ее членов не одобряли союз с белогвардейцами, придерживаясь курса на самостийность. Главному командованию Вооруженных сил юга России (ВСЮР) под командованием генерала Антона Деникина не удалось коренным образом решить так называемый  «казачий вопрос», что неминуемо отразилось на общем положении фронта. Другие руководители ВСЮР также винили в провале общего дела сепаратистские устремления местных кубанских властей. В сложнейший момент Гражданской войны не захотели подчиняться приказам командования и донские казаки.

Это привело к фактическому развалу казачьего фронта и нарастанию чувств отчужденности и розни между добровольцами и казачеством. В белых частях наблюдались паника и дезорганизация. Общее упадническое настроение охватило и Добровольческий корпус, где имели место «эпизоды неустойчивости, дезертирства мобилизованных и сдачи позиций большевикам». Деморализованная армия уже не могла оказывать серьезного сопротивления  РККА. 

12 марта 1920 года штаб Добровольческого корпуса в своей телеграмме главнокомандующему сообщал, что больше рассчитывать на казаков нельзя, поэтому необходимо принять решительные меры для спасения корпуса. 

Ставка Главнокомандующего ВСЮР отдает приказ командующему Донской армией генералу Сидорину собрать свои корпуса в районе Кореновской и нанести контрудар. Однако донские казаки в бой не пошли. А когда красные перешли в наступление, отступили. Добровольцам у Тимашевской также пришлось бросить позиции и прорываться с боем. 

16 марта Ставка и правительство Деникина перебрались в Новороссийск. 

В эти же дни Верховный Казачий Круг Дона, Кубани и Терека собрался на свое последнее заседание, на котором принял резолюцию, в которой призывал: «Считать соглашение с генералом Деникиным в деле организации Южно-русской власти несостоявшимся; освободить атаманов и правительства от всех обязательств, связанных с указанным соглашением; изъять немедленно войска Дона, Кубани и Терека из подчинения генералу Деникину в оперативном отношении».  Это означало, что казаки больше не подчиняются Деникину,  Казачий круг распался. Кубанская делегация направилась к своей армии, донская — к своей. 

Удержать Кубань и особенно Екатеринодар в условиях численного преимущества красных и полной дезорганизации белых сил не представлялось возможным..Но Деникин все таки попытался организовать оборону, создав укрепительные рубежи по направлению рек Кубань — Лаба. А когда утром 17 марта 1920 года к Екатеринодару подошел 1-й конный корпус красного командира Дмитрия Жлобы, защитники города совсем пали духом. Казаки побежали: сначала кубанцы, а потом и донцы.  Улицы и мосты через Кубань были забиты бегущими войсками и беженцами.

Как писал потом генерал Андрей Шкуро: «Лично видел позорное оставление Екатеринодара. Целые дивизии, перепившись разграбленным спиртом и водкой, бегут без боя от конной разведки противника. Части, прикрывающие Екатеринодар, также позорно бегут… Стыд и позор казачеству, несказанно больно и тяжело…».

В тот же день Деникин отдал приказ об отводе армии за Кубань и Лабу,  и о подрыве всех переправ. Однако из-за общей паники это не сделали, и переправы были легко заняты красными. Советские войска форсировали Кубань и разорвали фронт белых, с боями пробивавшихся к Новороссийску.

Позже Антон Деникин так описал события тех дней:

«Кубанская Рада и атаман побуждали войска к разрыву со Ставкой. Большевики ничтожными силами легко форсировали Кубань и, почти не встречая сопротивления, вышли на левый берег ее у Екатеринодара, разрезав фронт Донской армии.
Многие казаки бросали оружие или целыми полками переходили к зеленым. Все перепуталось, смешалось, потеряна была всякая связь штабов с войсками, и поезд командующего Донской армией, бессильного уже управлять войсками, ежедневно подвергаясь опасности захвата в плен, медленно пробивался на запад через море людей, коней и повозок. То недоверие и то враждебное чувство, которое в силу предшествовавших событий легло между добровольцами и казаками, теперь вспыхнуло с особенной силой. Двигающаяся казачья лавина, грозящая затопить весь тыл Добровольческого корпуса и отрезать его от Новороссийска, вызывала в его рядах большое волнение».


/

Читайте newkuban.ru в Яндекс.Дзен

Комментарии

Rambler's Top100