Как сотник Гамалий англичан «уклеил»

02.05.2016 09:34

Сто лет назад все участники этого дерзкого похода были награждены  Георгиевскими крестами

Как сотник Гамалий англичан «уклеил»
Генерал Николай Баратов (слева) и сотник Василий Гамалий.
Военная экспедиция 1-й сотни 1-го Уманского полка по турецкой Месопотамии, как писал один из современников, «уклеила англичан и прославила Гамалия. Оказывается, он был простым казаком, вахмистром, выдержал экзамен в Оренбургское училище и выбился в офицеры. Теперь у него золотое оружие и Георгий – карьера обеспечена».

Месопотамский капкан

В конце октября бывший немецкий линейный крейсер «Гебен», переименованный в «Явуз Султан Селим», обстрелял Севастополь, а легкий крейсер «Бреслау», переименованный в «Мидилли», – Новороссийск. Россия была вынуждена объявить Турции войну, в которую вскоре вступили Англия и Франция.

Британские войска развернули боевые действия против османов силами индийских экспедиционных войск в Месопотамии. Все шло успешно, и в середине ноября 1914 года была захвачена Басра, но к концу следующего года англичане основательно забуксовали на Месопотамском фронте.

После поражения у Ктесифона британские войска под командованием генерала Чарльза Таунсенда отступили к городу Эль-Кут, где оказались в полном окружении. Нуреддин-паша готовился к штурму, а все попытки прорваться на помощь осажденным в Эль-Куте потерпели неудачу.

Оставалось одно – просить помощи у русских.

Персидский поход генерала Баратова

Экспедиционному кавалерийскому корпусу под командованием генерала Николая Николаевича Баратова в октябре 1915 года была поставлена задача «до объявления вой­ны Персией России поднять престиж русского имени, а с момента объявления войны занять Тегеран с целью закрепления политического положения России в Персии».

Движение корпуса Баратова было стремительным – в начале декабря была занята древняя столица Персии Хамадан, после чего персидский шах сразу же стал склоняться к союзу с Антантой, забыв о недавних переговорах с германским кайзером. А после взятия Кума генерал Баратов был даже под новый год приглашен и с почестями встречен в Тегеране.

Вскоре Баратов оказал юному шаху немалую услугу, разгромив по пути отряд разбойника Амир-Хешмета, который «не столько угрожал нашему тылу, как имел совершенно другое намерение: сделать самому набег на Тегеран, захватить всю наличность банков, арестовать посланников, учинить большой грабеж и увезти Шаха в Исфаган. Таким образом, совершенно случайно Баратов спас Тегеран от большой катастрофы, которая могла бы иметь громадное значение».

Курдский полонез

На следующий год по просьбе англичан, находившихся под угрозой захвата в Эль-Куте, Баратов начал так называемую Керинд-Касреширинскую операцию, когда корпус Баратова, заняв Керинд, Касре-Ширин и Ханекин, вступил в Месопотамию.
В письмах одного из участников персидской кампании сохранилось интересное описание Керинда:
«Живем мы в доме Кериндского хана. Керинд – это нечто вроде Баязида – деревня в ущелье – красиво, но все на косогоре. Над ущельем высятся две обрывистые скалы: на одной пасутся козы, а на другой аисты свели себе гнезда. По ущелью бежит поток. Кериндский хан – старичок лет восьмидесяти. Он выехал навстречу со своим конвоем. Население все курдское и большею частью – сектанты. Самое оригинальное это то, что было выстроено для встречи все население с музыкой. Музыка из курдов же настоящий духовой оркестр. На тромбоне, например, играл ужасный оборванец в каких-то войлочных лохмотьях. Корнетист так старался, что из корнеты у него текла слюна. Играли ужасно гимн, а потом еще полонез Огинского. Ты подумай, в Курдистане оркестр курдов играет полонез Огинского».

Рейд сотника Гамалия

О подвиге Василия Даниловича Гамалия, сотника 1-й сотни 1-го Уманского полка Кубанского казачьего войска, совершившего со своей сотней отчаянный по смелости поход по тылам противника через далеко не мирные поселения, написано много. Даже роман «К берегам Тигра» Хаджи-Мурата Мукуева.

Поэтому не будем повторяться.

Целью рейда, с которым отправил сотню Гамалия генерал Баратов, было установление связи с действующими там английскими войсками генерала-лейтенанта Уильяма Монтгомери Томсона, будущего военного губернатора Баку.

В мае 1916 года Гамалий со своей сотней прошел через Луристан (Пушти-Кух) до Али-Гарби, где и произошла встреча с генералом Томсоном, который, если верить свидетельству Хаджи-Мурата Мукуева, зачитал через переводчика Гамалию телеграмму от генерала Баратова:

«Решением Георгиевской Думы и приказом Главнокомандующего Кавказским фронтом есаул 1-го Уманского полка Гамалий за проявленное мужество и храбрость награждается орденом Георгия 4-й степени. Офицеры сотни – золотым Георгиевским оружием, все нижние чины – Георгиевскими крестами».

Из Али-Гарби Гамалий в сопровождении нескольких бойцов из своей сотни и английского офицера отправился в Басру, где встретился с главнокомандующим британскими войсками в Месопотамии генерал-лейтенантом Лейком. Там он был не только награжден британским Военным Крестом, но и получил карты расположения английских и турецких войск для координации совместных военных действий против последних.

При этом, как писал один из участников тех событий, «англичанам очень не по нутру командировки Гамалия», и тесного сотрудничества не получилось, так как к тому времени генерал Таунсенд в Эль-Куте предпочел сдаться.

Рапорт генерала Лейка

В специальном приложении к газете «The London Gazette» от 14 ноября 1916 года было опубликовано донесение сэра Перси Лейка о ходе военных действий в Месопотамии:

«Об одном случае необходимо упомянуть особо. 20 мая сильный российский кавалерийский отряд из трех офицеров и 110 других чинов внезапно появился в Али-Гарби. Отряд отправился в путь из-под Каринда и успешно совершил двухсотмильный бросок через горы Пушти-Кух. Офицеры лично явились ко мне с докладом в Басру, где я по распоряжению Его Королевского Величества наградил их Военным Крестом за подвиг и в память о том, что британские и российские войска впервые встретились в качестве союзников на поле боя за последние 100 лет. Отряд покинул Али-Гарби, отправился в обратный путь 4 июня и, благополучно преодолев различные препятствия, достиг своего расположения, не потеряв ни одного человека».

Тихие дни в Виши

Далее все шло своим чередом. Революция. Гражданская. 2-й Уманский полк. Василий Гамалий дослужился до полковника. Сражался до последнего. А в 1920 году оказался в эмиграции. Раненым был эвакуирован из Крыма в Константинополь, и дороги назад уже не было. Так и остался за границей.

На какое-то время он осел во Франции, поселившись в тихом городишке Виши.

Гавриил Солодухин, многолетний участник «джигитовки казаков по Белу Свету», вспоминал, как Гамалий в 1924 году помог группе казаков из Кубанско-Финляндской казачьей станицы, перебравшейся во главе с полковником Елисеевым из Гельсингфорса во Францию, устроиться на работу на вагоностроительный завод.

«В Виши был снят большой дом с большими сараями, бывшими столярными мастерскими, где и обосновалась вся станица. Я работал помощником у полковника Василия Даниловича Гамалия. С ним вместе домкратами отделяли оси от вагонов. Работа была нетрудная».

Но в Виши ни Гамалий, ни казаки из Кубанско-Финляндской не задержались. Перед ними открывались новые горизонты...

Автор

/ Юрий ЛУЧИНСКИЙ
/

Читайте newkuban.ru в Яндекс.Дзен

Комментарии


Rambler's Top100