> Фильм «Довлатов»: когда хочется исчезнуть

Фильм «Довлатов»: когда хочется исчезнуть

В Российском кинопрокате стартовала картина о знаменитом литераторе.

08.03.2018 08:14

Милан Марич в роли Сергея Довлатова

Режиссер: Алексей Герман мл.
В ролях: Милан Марич, Данила Козловский, Хелена Суецка, Ева Герр, Артур Бесчастный, Светлана Ходченкова, Елена Лядова и др.
Производство: Россия, Польша, Сербия

Краснодар. 8 марта — Новая Кубань. Идейность – не порок. Скорее – трагедия. Борьба за правду – несчастье и заблуждение. Сергей Довлатов сгорел за истину, оставив потомкам лишь слова на пожелтевших книжных листах. Знаменитый писатель отдал все, вскармливая в неволе свое дарование. Горюя о родных краях, он сгинул в 48 лет, вероятно, так и не полюбив чужбину.

Фильм о великом эмигранте пропитан тоской и печалью о поломанных судьбах. Фатальный реализм советской действительности семидесятых годов изображается без всяких условностей, со всей его подноготной. Покорность, возведенная в культ, доносительство, как добродетель – в таких обстоятельствах гению не выжить. Ему тесно, невозможно дышать, не отличить «оттепель» от «мороза».

Пора исчезнуть – умчаться вдаль, туда – в заокеанский Эдем. Но – нет. Держаться за корни – новых не будет. К тому же, он не трус, не предатель – просто слишком талантлив, чтобы быть понятым. Так что, надо биться до последнего. Цель: не потерять себя и творить. Найдется издатель, и жизнь наладится, войдет в колею.

Размышления авторов, преданных забвению, словно пером выводятся на экране. Алексей Герман шепотом, при помощи утомленных героев, произносит замысловатые предложения. Несмелые фразы, каждый зритель, конечно же, истолкует на свой манер. Публика уже готова выискивать в «довлатовских чтениях» нечто мистическое, приплетая к киноповествованию собственную трактовку незаурядной биографии.

Визуальное восприятие того периода в нашей истории - не подразумевает однозначных форм. Оно вновь многолико и спорно. Поблекшее фото 71-го мокнет под петербургским снегом, и разрушает грезы о достоверности.

Будто осознавая всю многогранность периода, создатели кинолетописи, как будто «нанизывая» кадры на пленку, останавливают развитие сюжета. Не смея глумиться над рухнувшим строем, презирая неуместную пародию, выступая только в качестве разгневанного наблюдателя, Герман-младший просто фиксирует медленное угасание будущего «беглеца».

При таком буйстве эмоций актеры не просто играли, а подобно мифологическим тварям, внедрялись в тела своих «подопечных». Милан Марич с той же безнадежностью ударяется о стену бюрократической темницы, столь же неистово хватает оппонента за горло и вопит от тягостной безвестности (правда, голос серба пребывает вне звуковой дорожки - за губами «гостя» с Балканского полуострова скрывается баритон Александр Хошабаева).

Данила Козловский в «костюме» матерого фарцовщика, Хелена Суецка в амплуа супруги «уфимского смутьяна», Ева Герр в ипостаси его малолетней дочери Кати и «человек с молящим взором» - Артур Бесчастный под тяжестью личности Иосифа Бродского – требуют от публики истязать себя, брать в руки носовые платки, а затем приготовить ладони для громогласных аплодисментов.

Теги: Кинорецензии, Сергей Довлатов, Алексей Герман мл., Новая Кубань




наверх